© РЯДОВОЙ-К

кандидат военных наук, полковник А. Б. Будяев

 

Опыт применения артиллерии в Великой Отечественной войне и современная практика

 

ПЯТЬДЕСЯТ пять лет отделяют нас от того дня, когда окончилась Великая Отечественная война. Давно завершили службу в Вооруженных Силах ее участники, постепенно забывается накопленный ими боевой опыт, а между тем этот опыт имеет непреходящее значение.

Сегодня научные исследования все более ориентируются на те формы и способы вооруженной борьбы, которые применяются за рубежом в холе локальных войн. Однако они предполагают использование новейших образцов оружия и военной техники, которыми наши Вооруженные Силы, учитывая плачевное состояние экономики страны, вряд ли будут оснащены в ближайшее время. Вот почему, определяя пути повышения эффективности боевого применения артиллерии, необходимо обращать­ся к богатейшему наследию артиллеристов Великой Отечественной.

При подготовке и ведении боевых действий РВиА одним из основных является вопрос об организации артиллерийской разведки. В голы войны она подразделялась на воздушную и наземную. Воздушную разведку осуществляли экипажи корректировочно-разведывательной авиации. части которой передавались в оперативное подчинение штабам артил­лерии фронтов, и с аэростатов наблюдения. Наземная разведка велась с наблюдательных пунктов (НП) артиллерийских командиров всех звеньев и артиллерийской инструментальной разведкой. Кроме того, выделялись специальные команды для наблюдения за артиллерией противника, а в некоторых случаях артиллерийские разведывательные группы засылались и за линию фронта. Тогда считалось, что обнаружить цель — доблесть не меньшая, чем поразить ее. Это положение подтвер­ждалось буквально в каждом бою. Если артиллерия вела огонь не просто «в сторону противника», а по заблаговременно и точно разведанным целям, успех в бою был гарантирован.

Противник всегда стремился действовать внезапно, поэтому проводил тщательную маскировку своих боевых порядков, и вскрыть его систему огня было непросто. В этих условиях артиллерийская разведка работала с особым напряжением, а дежурство артиллерийских разведчиков на наблю­дательных пунктах организовывалось по принципу несения караульной службы, чем подчеркивалась ответственность дежурящего состава. Такой подход благотворно сказывался на дисциплине наблюдателей, организа­ции их работы и не допускал демаскирования мест ведения разведки.

Как свидетельствует боевой опыт, наибольший эффект оптическая разведка давала в случаях, когда сектор разведки, назначаемый одному наблюдателю, не превышал 1-00 (6 град.), так что он имел возможность изучить каждую складку местности, обнаруживать даже малозаметные цели.

Оптическая разведка основывалась на широкой сети наблюдательных пунктов, часть из которых выносилась вперед, в боевые порядки пехоты, а иногда и за линию боевого соприкосновения войск. Случалось и так, что наиболее удаленные цели можно было вскрыть с пунктов, расположен­ных на высотах, в глубине нашего боевого порядка, а цели на переднем крае разведать только при максимальном приближении к ним. Так, в битве под Сталинградом разведчики одного из артиллерийских полков сержанты Карьян и Разуваев вели наблюдение на расстоянии 200 м от противника и обнаружили за день три хорошо замаскированных орудия, пулеметную батарею и большой блиндаж. В том же полку была обнару­жена артиллерийская батарея, точные координаты которой удалось определить лишь тогда, когда лейтенант Черняк вплотную подобрался к немецкому переднему краю. В обоих случаях цели были уничтожены.

Очень часто артиллерийских разведчиков включали в состав групп войсковой разведки и ночных поисковых партий. С ними они просачи­вались за передний край обороны противника и разведывали цели, а в последующем нередко управляли огнем.

Использование всех видов артиллерийской разведки, включение ар­тиллеристов в группы войсковой разведки, а также тщательная органи­зация работы каждого наблюдателя, сбора и обработки разведывательных данных обеспечивали получение достаточно полной информации об объектах поражения. Генерал-майор артиллерии М.В. Ростовцев, делясь споим боевым опытом, писал: "...огонь наш всегда будет в должной мере точным, если артиллерийские начальники будут кропотливо заниматься разведкой, а общевойсковые — всемерно этому способствовать" {1}.

Рассмотрим, как можно сегодня, используя существующие средства артиллерийской разведки, повысить ее эффективность.

Для ведения разведки в артиллерийских подразделениях общевойско­вых соединении и частей целесообразно иметь группы артиллерийских наблюдателей из двух-трех человек: командир группы (сержант, а в некоторых случаях и офицер — специалист по управлению огнем артил­лерии и топогеодезической привязке), разведчик-дальномерщик, свя­зист-снайпер. Вооружение группы должно включать лазерный дальномер с преобразователем координат, навигационный прибор, портативную радиостанцию, специальное стрелковое оружие.

Число групп предлагаем иметь равным количеству орудий в артилле­рийской батарее (в минометной батарее — количеству огневых взводов). Считаем, что в реактивной артиллерии и артиллерии армейского (кор­пусного) комплекта оптическую разведку следует осуществлять силами существующих органов.

Наличие в полковом и дивизионном звене такой структуры разведы­вательных органов позволит организовать эффективное поражение противника с предельных дальностей стрельбы артиллерии. Например, при переходе к обороне вне соприкосновения с противником за передним краем наших войск должна быть заблаговременно развернута сеть передовых наблюдательных пунктов. Наблюдательные пункты необходимо оборудовать в инженерном отношении и тщательно замас­кировать. С них должны хорошо просматриваться цели, по которым подготовлен огонь артиллерии, а также наиболее вероятные маршруты выдвижения противника. После выполнения задач с передовых НП группы, продолжая управление огнем артиллерии, перемещаются по заранее установленному маршруту в боевые порядки своих войск.

Совершенствованию организационной структуры артиллерийской раз­ведки будет способствовать включение в штат штабов артиллерии частей, соединении и объединений пунктов управления артиллерийской разведки.

Еще одной важной проблемой является размещение артиллерии в боевых порядках войск. Один из главных принципов организации боевых действии артиллерии в годы Великой Отечественной войны — массирование ее на главных направлениях {2} — остается актуальным и в современ­ных условиях. При этом подразумевается как массированно артиллерий­ских подразделении (частей), так и массированно их огня.

Согласно действующим уставным документам основные огневые позиции выбираются (в зависимости от организационной принадлежно­сти артиллерии и условий обстановки) на удалении 2—6 км от передовых подразделений своих войск. Данное положение остается неизменным со времен Великой Отечественной войны. Однако дальность стрельбы ствольной артиллерии в те годы составляла в среднем 10 км. Сегодня возможности артиллерии превосходят этот показатель более чем в два раза. Так, современная дивизионная артиллерия способна поражать противника практически на всю глубину боевой задачи соединения в наступлении. Как и в годы войны, огневые позиции артиллерии назна­чаются на направлении главного удара наших войск. В довольно узких полосах предстоящего наступления частей, соединений сосредоточива­ется значительное количество артиллерии, причем не менее чем за 2-3 часа до начала артиллерийской подготовки атаки. При современных средствах разведки скрыть такую группировку от противника весьма проблематично. К тому же, сосредоточив большое количество огневых подразделений артиллерии на направлении главного удара, мы даем противнику возможность заблаговременно раскрыть наш замысел. Кро­ме того, при переходе в наступление с ходу с выдвижением из глубины развертывание общевойсковых подразделений для атаки будет происхо­дить в районе огневых позиций артиллерии, которая в это время ведет огонь высокой плотности, осуществляя, как правило, последний огневой налет артиллерийской подготовки атаки. Огневые позиции, особенно в летних условиях, будут окутаны пылью и дымом, что существенно затруднит действия танковых и мотострелковых подразделений.

По нашему мнению, массированно артиллерии должно обеспечи­ваться прежде всего за счет массирования ее огня. Разместив основную часть огневых позиций на флангах боевых порядков частей, действующих на направлении главного удара (участке прорыва), мы, во-первых, введем противника в заблуждение относительно своих намерений, а во-вторых, обеспечим необходимую глубину его поражения. На главном же направ­лении можно оборудовать ложные огневые позиции и имитировать ведение огня с них кочующими орудиями. В пользу такого расположения говорит и то, что эффективность стрельбы по взводным опорным пунктам с огневых позиций, расположенных на флангах, в 1.5-2 раза выше, чем при их поражении с фронта.

В оборонительном бою основные огневые позиции артиллерии назначают на танкоопасных направлениях между батальонами первых и вторых эшело­нов. На небольшом пространстве развертываются группировки артиллерии частей, соединении, а иногда и объединений. Такое массированно артилле­рийских подразделений повышает их уязвимость, демаскирует районы, от удержания которых зависит устойчивость обороны. Возросшие возможности артиллерии по глубине поражения позволяют назначать районы основных огневых позиций на более значительном удалении от нашего переднего края. Так, для группировки артиллерии соединения они могут быть выбраны между второй и третьей позициями обороны наших войск и в стороне от направления сосредоточения основных усилии. Там же возможно развер­тывание и части артиллерийской группировки объединения, в некоторых случаях она может быть размещена и за третьей позицией.


О целесообразности такого подхода говорит и то обстоятельство, что в ходе огневого отражения атаки, особенно при вклинении противника в районы обороны батальонов первого эшелона, артиллерия должна вести огонь с максимальной интенсивностью, не перемещаясь на запас­ные огневые позиции.

Между первой и второй позициями на важнейших танкоопасных направ­лениях с учетом условий местности следует назначать огневые позиции артиллерийским дивизионам из состава полковой артиллерийской группи­ровки. Они должны быть оборудованы в инженерном отношении и замас­кированы. На случай борьбы с прорвавшимися в район ОП бронеобъектами противника необходимо готовить площадки для стрельбы прямой наводкой.

Отдельного рассмотрения требует вопрос размещения командно-наблюдательных пунктов. В наступательном бою общевойсковые со­единения (части), как правило, усиливаются довольно большим коли­чеством артиллерии. Помимо этого, им назначаются еще и поддержи­вающие артиллерийские подразделения и части. Командно-наблюда­тельные пункты батарей, дивизионов, наблюдательные пункты артилле­рийских групп густой сетью покрывают все мало-мальски пригодные для их размещения районы. Во многих случаях они располагаются буквально «внакладку». К примеру, полк, наступающий на участке прорыва, может быть усилен и поддержан как минимум двумя артилле­рийскими дивизионами. Это означает, что потребуется развернуть не менее полутора десятков командно-наблюдательных пунктов с интерва­лами в 100—200 м по фронту при глубине их расположения около 500 м. Если учесть, что командные и наблюдательные пункты общевойсковых командиров, артиллерии старшего начальника, родов войск и специаль­ных войск будут находиться в том же районе, то станут понятными возникающие в связи с этим трудности.

В истории воины известен случаи, когда в полосе действия соединения, которое готовилось к наступлению, на господствующей высоте находилось до десяти командных и наблюдательных пунктов пехоты и артиллерии. Они имели самое разнообразное устройство: одни были хорошо замаски­рованы и оборудованы прочными перекрытиями, другие строились на­спех, представляя собою лишь открытые щели. Вся местность в этом районе и на подходах к нему была покрыта паутиной проводов. На каждом командном и наблюдательном пункте боевая жизнь текла по-своему. В одних движение бойцов и офицеров было строжайше регламентировано. Они маскировались еще на подступах к НП, выбирая для перемещения скрытые пути. В других же все ходили открыто, демаскируя не только себя, но и соседей. Как только дивизия начала наступление, артиллерия против­ника открыла по высоте огонь. Управление частями было нарушено, что в первую очередь отразилось на взаимодействии между пехотой и артил­лерией и привело к большим потерям наших войск {3}.

Опыт войны, а также подготовки войск в послевоенный период показывает, что вопросы размещения командно-наблюдательных и наблюдательных пунктов, особенно в мотострелковых и артиллерий­ских подразделениях, находящихся в непосредственной близости от противника, следует решать централизованно в общевойсковых шта­бах. При оценке местности общевойсковой штаб должен определять пригодные для расположения наблюдательных и командно-наблюда­тельных пунктов районы- Чем их в полосе наступления меньше, тем большая организованность необходима в их использовании. В против­ном случае большинство командиров предпочтет удобные для наблюдения районы и может оказаться так, что - лучшие из них будут заняты теми, кому они менее необходимы.

Кроме того, в каждом районе расположения наблюдательных пунктов необходимо назначать общего начальника, возложив на него ответствен­ность за поддержание порядка. Он должен определить меры маскировки на наблюдательных пунктах и следить за их выполнением, наметить пути подхода, организовать их оборудование. На открытых участках маршрута необходимо устраивать вертикальные маски, а на обстреливаемых про­тивником отрывать ходы сообщения и щели. Следует оборудовать и места расположения техники. На маршрутах, ведущих в район расположения наблюдательных пунктов, должны быть выставлены регулировщики, чтобы встречать прибывающих офицеров связи, посыльных и указывать им нужное направление.

Полагаем, что необходимо отказаться от размещения на КНП коман­диров артиллерийских подразделении армейской (корпусной) и реак­тивной артиллерии. Их рабочим местом должны стать пункты управлении огнем, расположенные в районах огневых позиций. Это обусловлено тем, что именно на огневых позициях проводится большой объем работы по выполнению огневых задач, боевому, техническому и тыловому обеспече­нию. К тому же это уменьшит общее количество наблюдательных пунктов. снизит потери командного состава артиллерийских подразделении.

Подводя итог сказанному, хотим еще раз подчеркнуть необходимость творческого подхода к опыту Великой Отечественной воины, его переработ­ки с учетом особенностей вооруженной борьбы в современных условиях.

 

--------------------------

{1} Боевой опыт артиллерии. М.: Воениздат, 1946. С.97.

{2} В важнейших операциях завершающего этапа тонны плотности артиллерии доходили до 300 орудии на 1 км участка прорыва.

{3} Боевой опыт артиллерии. М.: Воениздат, 1946. С.68.